Меню

Главная
Тевтонский орден
Тамплиеры
Ливонский орден
Августинцы
Бенедиктинцы
Доминиканцы
Иезуиты
Кармелиты
Урсулинки
Францисканцы
Орден Гроба Господня
Орден Калатрава
Иоанниты
Мальтийские рыцари
Орден меченосцев
Орден капуцинов
Альбигойцы
Вальденсы
Алькантара
Валломброза
Братья милосердия
Орден св. Бригитты
Орден св. Лазаря и Маврикия
Бегинки
Орден Чертополоха
Орден Ависа
Орден Св. Иакова Голландского
Гергардинисты
Орден Минимитов
Орден Тринитариев
Орден Дракона
Общество Иисуса
История и структура монашеских орденов
Историческое влияние орденов
Фотогалерея




Почтовая рассылка

Имя:

Почта:


 

Как Ливонский орден владел, владел, а потом взял - и потерял Бауский замок?

Какие события послужили толчком к строительству Бауского замка, кто и когда его строил, я уже как-то рассказывал (см. статью «Какой памятник русского средневекового зодчества можно посмотреть в современной Семигалии?»). Ну, а сегодня – чуть дальше. О том, что же было после того, как объект принял заказчик в лице Ливонского ордена.

Принято считать, что строительство замка закончилось в 1451 году. Как результат, на небольшой косе в месте слияния двух рек – Мемеле и Мусы – встало строение, в плане напоминающее неправильный четырёхугольник длинною 56 и шириною 31 метр.

Замок возводился с учетом рельефа местности. Толщина его северной стены, близко подходившей к высокому обрывистому доломитовому берегу Мемеле, была минимальной и составляла… Всего-то – 1,66 м. По мнению строителей, большего и не требовалось. Высокий доломитовый обрыв. Естественная водная преграда. Всё это, вместе взятое, делали практически невозможным использование стенобитных механизмов на этом направлении обороны замка.

А вот остальные стены нужно было укрепить, как следует. Толщина в 3,6 м критерию «как следует», по всей видимости, соответствовала.

С южной стороны косу, на которой встал замок, омывают воды реки Муса. С северной – Мемеле. На западе они сливаются воедино, чтобы дать рождение третьей крупной реке Семигалии – Лиелупе. Соответственно, самый удобный подход к замку – с его восточной стороны. Поэтому и основной вход в замок был устроен с востока. В стене, выходившей к основанию косы.

Но то, что удобно защитникам, не должно быть так же удобно и неприятелю. Чтобы насолить ему, супостату, по максимуму – с восточной стороны к замку примыкал форбург. Предзамок, окруженный бревенчатым частоколом.

Сухой ров. Всё, что от него осталось... (Фото: Автор, личный архив)

Помимо этого, ворота защищались сухим рвом с перекинутым через него подъемным мостом. Который на то и подъёмный, что, в случае чего, подняли его и – привет. Перебирайся через ров сам, как знаешь. Без разных там мостов и иной помощи со стороны защитников замка.

Ну, а как переберешься – радоваться ещё рано. Ворота – вот они. Только заперты. Изнутри. А снаружи… Слева – справа ворота зажаты двумя полукруглыми четырёхэтажными(!) башнями разных диаметров. Юго-восточной. И, соответственно, северо-восточной. Они же обе – на восточной стене установлены.

Юго-восточная имела имя собственное – Кална саргс (Страж горы). И название своё – оправдывала. Была самой высокой – почти 22 метра, и мощной среди всех башен замка. При диаметре 15,75 метров, толщина её стен составляла 3,6 м. Северо-восточная башня была поменьше. Но тоже – четырёхэтажная. Плюс погреб. Который подземным ходом соединялся с аналогичным помещением Стража горы. Соответственно, в случае необходимости личный состав гарнизона можно было легко перебросить из одной башни в другую.

Помимо учета особенностей окружающей местности, замок имел своеобразную, довольно оригинальную планировку. Только три башни из пяти были установлены по традиционной схеме – на углах крепостных стен. Наряду с теми двумя, что защищали ворота, угловой была и массивная, квадратная северо-западная башня, предназначенная, как для обороны замка со стороны реки Мемеле, так и для поддержки фланкирующим огнём северо-восточной сестренки. Чтобы она смогла выполнить эту задачу, строители выдвинули её немного к северу, сделав, таким образом, западную стену замка немного длиннее, чем восточную. Потому и четырёхугольник получился у них неправильный.

Руины Южной башни и части прясла (Фото: Алла Шмите, личный архив)

Две оставшиеся башни замка были установлены посреди прясел. Небольшая квадратная – посредине южной стены. Тоже квадратная, но побольше и со скруглёнными углами – в центре западной. Между последней и северо-западной башней были небольшие, явно игравшие вспомогательную роль, ворота.

Вот так, или примерно так выглядел Бауский замок, когда в 1451 году завершенный строительством объект был передан заказчику. Ливонскому ордену. Который принял его в эксплуатацию и стал использовать по назначению.

В первую очередь, как укрепление, защищающее южные границы ордена и контролирующее путь из Литвы в Ригу. Но не только. Помимо военно-стратегической функции замок играл важную роль в качестве административного центра округа. Здесь размещалась резиденция фогта, главного орденского администратора, финансиста и судьи на вверенной ему территории.

С 1451-го по 1559-ый год в Бауском замке жили фогты ордена. По началу, оно, надеюсь, – понятно. А вот почему до 1559-го?

17 января 1558-го года началась Ливонская война. И складывалась она для ордена не самым лучшим образом. Русские войска наносили рыцарям одно поражение за другим.

Чтобы хоть как-то спасти положение, 31 августа 1559 г. ливонский ландмастер Готхард Кетлер подписал с литовским великим князем и польским королём Сигизмундом II специальное соглашение, по которому земли Ливонского ордена переходили «под клиентелу и протекцию» Великого княжества Литовского. Конечно, не просто так переходили. Для продолжения борьбы Ордена с Русью, в его распоряжение было обещано предоставить войско. А чтобы ливонский ландмастер в случае чего от тех договорённостей не отказался, он взял на себя соответствующее обязательство. Передать Великому литовскому княжеству несколько приграничных областей. И крепостей. Временно, конечно. В качестве залога.

Исполняя соглашение, в декабре этого же года последний Бауский фогт – Генрих фон Гален – передал замок наместнику великого князя литовского и короля польского. Правда, сам Генрих о том, что он – последний, даже не догадывался. Как и его главный начальник, он был убеждён, что вся эта бодяга – явление временное. И он вернётся… Обязательно вернётся под защиту стен Бауского замка.

Но… не судьба. 2 августа следующего, 1560 года, Генрих фон Гален, будет убит в сражении при Эрмесе. Вместе с ним погибнут ещё 260 рыцарей. Последняя надежда Ливонии – ландмаршал Филипп фон Белль – попадёт в плен. А вместе с последней надеждой умрёт и сама Ливония. В 1561 году, после подписания Виленской унии, не станет Ливонского ордена.

На части его земель будет образовано герцогство Курляндское и Семигальское. Поскольку 28 ноября унию подписали те же самые лица, что заключали соглашение двумя годами ранее, то, наверное, нет ничего удивительного в том, что первым Курляндским и Семигальским герцогом стал последний ландмастер Ливонского ордена – Готхард Кетлер.

В конце 1562 года Бауская крепость была передана в герцогскую собственность. На этом, собственно, и завершилась ливонская составляющая истории замка. Составляющая. И – только одна.